Натуральные продукты для здоровья и красоты от европейских и американских производителей

Каталог

 
Live Chat Support Software

This seal is issued to www.daryprirody.ru by StopTheHacker Inc.

С профессором ботаники Варшавского Университета габ. др. Мечиславом Курасем (далее М.К.) беседовал Роман Варшевский (далее Р.В.)

 
Р.В.: Откуда у Вас появился интерес к противораковым свойствам растений?
М.К.: Всё началось достаточно давно, в 70-е годы. Начиная свою деятельность в Варшавском Университете на кафедре анатомии и цитологии, я по программе занимался исследованием антимитотических свойств растений, усматривая в этом противораковый аспект.

Р.В.: Примерно в это же время отец Шелига, польский миссионер в Перу, стал интересоваться vilcacor-ой…
М.К.: В Варшаве мне не посчастливилось столкнуться ни с отцом Шелигой, ни с vilcacor-ой. Зато в университете мне повезло работать под руководством двух замечательных людей и научных светил: проф. Йозефа Шлеты и проф. Генрика Тележинского.Именно проф. Шлета начал работу по изучению удивительных, в том числе и противораковых, свойств растений. Это безудержное стремление найти «лекарство от рака» охватило и меня. Оно было реализовано мною в немного другом аспекте под руководством проф. Тележинского. Вместо экстрактов как таковых, исследовалось воздействие отдельных специфических соединенний на процесс синтеза ДНК, РНК и белка. Таким образом мы пытались обнаружить эффективные цитостатики с их возможным применением в дальнейшем в качестве противораковых средств. Нам не удалось найти такого лекарства. Но это была прекрасная эсперементальная школа по работе с цитостатиками с применением новых для того времени методов, исследованиями in vitro и использованием электронной микроскопии. Спустя годы, всё это пригодилось при исследовании апоптических свойств экстракта vilcacor-ы.

Р.В.: А среди этого разнообразия онкостатиков были алкалоиды?
М.К.: Нет, тогда нет. Но позже изменилась проблематика исследований, хотя в подсознании осталось желание найти лекарство от рака. Может именно благодаря этому, я одним из первых исследователей в Польше заинтересовался упомянутой выше vilcacor-ой.

Р.В.: В какой последовательности всё происходило?
М.К.: Было это в полном смысле делом случая, который хорошо помню. Ко мне на кафедру пришли две студентки третьего курса, которые в рамках дипломной работы хотели провести исследования противораковых свойств …. vilcacor-ы. Обе уже были знакомы с этим растением. Бабушка одной и тётя другой девушки излечились от достаточно запущенных форм рака. В обоих случаях ситуации были безнадёжными, когда медицина исчерпала все свои возможности. Избавление от болезней принесла именно vilcacorа. О других подобных случаях выздоровления я узнал от многих знакомых. С vilcacor-ой я не был знаком даже в ботаническом отношении, всё, что узнавал, быстро забывалось, хотя доводилось слышать достаточно навязчивые радио и телевизионные коментарии об этом растении. Подобные противоречивые мнения казались мне странными и не давали покоя. Возникла дилема: кто же прав? Я пришёл к мнению, что нельзя больше жить в сомнении в связи с этим вопросом и согласился начать исследования, но при условии, что будет проведён вступительный эксперимент, который решит судьбу дальнейших исследований…..

Р.В.: Догадываюсь, что результаты превзошли Ваши ожидания.
М.К.: Да, но это слишком слабо сказано. Результаты превзосшли самые смелые наши ожидания! Так началась моя дружба с vilcacor-ой.

Р.В.: Что Вы имеете ввиду?
М.К.: Опираясь на начальные исследования, мы выявили и подтвердили то, о чём в принципе догадывались. А именно, что экстракт vilcacor-ы определённой концентрации заметно снижает митотическую активность.

Р.В.: Что это означает «митотическую»…
М.К.: Митоз – это процесс деления клетки. Экстракты из различных частей растения vilcacor-ы: коры ствола, листьев и корней -в зависимости от концентрации замедляют процесс деления клеток. Это особенно важно, когда имеем дело с раковыми клетками, которые быстро растут и хаотично делятся. Т.е. это означало, что при помощи экстракта vilcacor-ы будет возможно замедлить процесс ракообразования.

Р.В.: Какое значение имеют результаты Ваших исследований в мировой медицинской литературе?
М.К.: К моменту начала нашей работы, исследованиями экстракта vilcacor-ы занимался австрийский учёный Кеплингер – автор нескольких публикаций и на тему биологической активности этого экстракта при действии на живые раковые клетки. Затем этой темой занялся др. Йешоу Шенг из университета в г. Лунд (Швеция). Мы же очень рады тому, факту, что нам удалось продолжить и дополнить его исследования.

Р.В.: На чём основываются эти дополнения?
М.К.: В основном это касалось установления способа замедления митотической активности клеток после воздействия на них экстракта vilcacor-ы, в дальнейшем приводившего к самоуничтожению, или апоптозу. Др. Шенг называл апоптоз “мишенью самого в себя”, не углубляясь в механизм этого процесса. Нам же удалось постичь этот механизм. Мы начали с очень простого исследования – так называемого, теста Аллюм, который проводится над активно делящимися клетками верхушки корня лука, ещё называемыми меристематическими.

Р.В.: Почему Вы выбрали именно этот тест?
М.К.: Он невероятно подходящий. Корень лука легко растить, получая нужное количество однородного, пригодного для микроскопического препарирования материала. Но самым главным является тот факт, что эти клетки содержат небольшое число очень крупных хромосом. Благодаря таким обстоятельствам, тест Аллюм уже несколько десятилетий подряд широко применяется для исследований загрязнения окружающей среды и воды. Меристематические клетки лука в определённой мере напоминают раковые клетки, и поэтому используются для тестирования потенциальных противораковых средств. Результаты этого многократно проводимого тестирования вполне адекватны и не вызывают никаких сомнений.

Р.В.: Что же выяснилось в ходе этого теста?
М.К.: Мы установили, что экстракта vilcacor-ы, в зависимости от концентрации и времени действия, тормозит митотическую активность меристематических клеток. Доказали при этом, что более высокая концентрация даёт больший эффект. Но с другой стороны, низкая концентрация вызывает обратную реакцию – стимулирует деление клеток. Оба свойства, будучи противоположными, являются невероятно важными.

Р.В.: Является ли при этом vilcacora подходящей для лечения рака?
М.К.: Несомненно. Процесс ракообразования основывается на чрезмерном нескоординированном делении клеток. Наши исследования показали, что экстракт vilcacor-ы определённой концентрации практически полностью останавливает этот процесс. Важной особенностью действия vilcacor-ы является её способность очень аккуратно воздействовать на клетки, не вызывая дезорганизации тканей, т.к. она не способствует аберрации содержащих генетический материал хромосом. Этот факт чрезвычайно важен, поскольку в результате аберрации хромосом под действием некоторых цитостатиков возникают мутации, провоцирующие возобновление болезни, что на много опаснее для пациента, чем первичный диагноз. Наш опыт показал, что под воздействием экстракта vilcacor-ы вероятность рецидивов онкологических заболеваний значительно понижается.

Р.В.: На сколько важна концентрация экстракта vilcacor-ы?
М.К.: Очень важна. Результаты исследований показывают, что малые дозы vilcacor-ы усиливают метаболическую активность органелл клетки – в особенности митохондрий, ответственных за энергетический обмен в клетке, - что, в свою очередь, указывает на благоприятное действие низких концентраций экстракта на иммуную стимуляцию защитных реакций, в том числе это касается и пртивораковой профилактики. Такой широкий реестр потенциальных возможностей препаратов vilcacor-ы говорит о её чрезвычайной важности и возможности широкого применения в терапевтической практике.

Р.В.: Не является ли двоякая реакция клеток на различные концентраций экстракта vilcacor-ы доказательством её иммуномодулирующего действия? Др. Йешоу Шенг, с которым я недавно беседовал, описал одно своё интересное наблюдение: экстракт vilcacor-ы укрепляет здоровые клетки, при этом уничтожая раковые, т.е. он действует избирательно…
М.К.: Ваш вопрос касается двух аспектов. По поводу первого могу ответить с полной уверенностью. То же самое вещество, в зависимости от концентрации, может быть иммуностимулятором – активировать защитные свойства клеток – и иммуносупрессантом – понижать до минимума подобные качества. Другая часть вопроса касается важнейшего результата исследований Шенга. Старания всех учёных сводятся к поиску противораковых средств, способных убивать раковые клетки, не нанося вреда здоровым. Все они пока не давали никаких плодов. Если результаты работ Шенга получат подтверждения в дальнейших лабораторных и, что особенно важно, клинических исследованиях, то это станет великим достижением. Думаю, это произойдёт в ближайшем будущем. Различная реакция клеток на разные концентрации экстракта vilcacor-ы, без сомнения, является самой большой тайной этого растения, вызывающей повышенный интерес со стороны учёных.

Р.В.: Почему?
М.К.: Из-за двух причин: во-первых, в противораковой терапии всё большее значение придаётся профилактике, для чего vilcacora невероятно подходит; во-вторых, в мире происходит интенсивный поиск цитостатиков с избирательным действием по отношению к раковым клеткам. Именно в этом отношении vilcacora может оказаться значимой.

Р.В.: Каким был очередной этап исследования?
М.К.: Мы повторно провели свои первичные эксперименты, базировавшиеся на тесте Аллюм, но уже на нескольких клеточных линиях человеческих лейкоцитов (в основном HL-60) invitro. В ходе исследований были получены такие же удивительные результаты, как и в случае с меристематическими клетками лука. В зависимости от концентрации и времени действия, деление клеток либо замедлялось, либо полностью прекращалось. При воздействии особенно высоких концентраций наблюдался апоптоз, т.е. наступала смерть клеток. Реакция была такой же очевидной, как и при тесте Аллюм. Р.В.: То есть опыты по изучению механизмов торможения митотической активности и индукции апоптоза под воздействием экстрактов vilcacor-ы позволили установить механизм этого процесса? М.К.: Может, я уже слишком много рассказал, но могу смело утверждать, что мы являемся первыми, кто достиг подобных результатов, чем очень гордимся. Даже др. Шенг не занимался исследованиями по выявлению действия экстрактов на апоптоз клеток. Р.В.: Что на данный момент Вам удалось выяснить? М.К.: Не углубляясь в подробности, могу утверждать, что экстракт vilcacor-ы изменяет профили синтеза белка в клетке, модифицируя среди прочих те, которые отвечают за правильное деление хромосом. Не смотря на то, что матричные клетки имеют двойной набор хромосом и ДНК, делиться они не могут.

Р.В.: Будет ли это открытие иметь большое практическое значение?
М.К.: На мой взгляд, это является ключевым значением (на ряду со знанием химического состава препарата). Желая охарактеризовать действие лекарства и возможность его терапевтического применения, необходимо, прежде всего, установить механизм его действия. Это обусловит его дозирование и безопасность применения. Поэтому в некоторых странах выявление механизма действия препарата является важнейшим фактором для внедрения его в практику.

Р.В.: Означает ли это, что с Вашей как исследователя, тысячи раз видевшего в микроскоп действие vilcacor-ы на клетки, точки зрения, vilcacora, Uncaria tomentosa, может стать повсеместно признанным противораковым препаратом?
М.К.: Результаты всех наших исследований указывают именно на это. Лично я сам глубоко в этом уверен. Нами собрано уже достаточно много доказательств того, что «vilcacora лечит рак». А в будущем при более конструктивном сотрудничестве с различными специалистами их будет ещё больше. Считаю, что день, когда vilcacora будет зарегистрирована в Польше как противораковый препарат, уже не за горами. Наши труды станут тому везким доказательством. Статистика показывает, что в Польше каждый пятый умирает от рака. Мы не можем с этим смириться!

Р.В.: Уважаемый профессор, будут ли продолжаться Ваши исследования vilcacor-ы?
М.К.: Надеюсь, что администрация кафедры, которая на сегодняшний момент очень доброжелательна, за что мы ей благодарны, позволит продолжать исследования с нарастающим темпом и размахом. Мы надеемся на тесное и широкое сотрудничество со специалистами, научными биологическими и медицинскими центрами. Пока что мы в Польше прекрасно сотрудничаем с проф. Кшыштофом Гулевичем из Познанского Института Биоорганической Химии и др. Гражыной Хосер из Медицинского Центра Повышения Квалификации. Планы этого сотрудничества большие, но, чтобы не сглазить, не стану о них пока говорить…